Уволенные военнослужащие, не признанные в период службы нуждающимися в получении жилого помещения, сохраняют право на его получение от Министерства обороны РФ. Новая практика Верховного суда РФ.

В подавляющем большинстве это военнослужащие, оставшиеся проживать после увольнения в служебном жилье, часто вообще не обеспеченные жильем, и которые по различным причинам, не были признаны нуждающимися в получении жилого помещения в процессе прохождения военной службы.

А злоупотребление выражалось в том, что увольняемым военнослужащим, не имеющим жилья, в целях их скорейшего увольнения со службы, командованием предлагались служебные квартиры, и после согласия последних на их получение, их увольняли уже как обеспеченных жильем по установленным нормам.Соответственно, такие лица сразу же снимались с жилищного учета.

По прошествии времени люди начинали понимать, что с ними поступили, мягко говоря, нехорошо, но что-либо исправить становилось невозможным.

Теперь детально разберемся:

Исходя из ст. 15 Федерального закона от 27.05.1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» право на обеспечение жилым помещением (жилищной субсидией) имеют следующие категории военнослужащих:

Военнослужащие, заключившие контракт о прохождении военной службы до 1 января 1998 года,

  — признанные нуждающимися в жилых помещениях,  по месту военной службы, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более — по избранному месту жительства;

— военнослужащие, заключившие первый контракт о прохождении военной службы после 1 января 1998 года, или поступившие на военную службу после этой даты, признанным нуждающимися в жилых помещениях, по достижении общей продолжительности военной службы 20 лет и более, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более  — по избранному постоянному месту жительства.Сюда же можно отнести военнослужащих, уволенных до 1 января 2005 года подлежавших обеспечению жилыми помещениями органами местного самоуправления.

Между тем, в  вышеперечисленном списке к военнослужащим положения закона «О статусе военнослужащих», несмотря на  заявленные  в ст. 15  государственные гарантии предоставления жилого помещения, не применяются в том случае,  если они на момент обращения в жилищные органы МО РФ с заявлением о признании их нуждающимися уже не служат в армии.

И такие «бывшие» военнослужащие обеспечению квартирами или жилищной субсидией от МО РФ не подлежат.  Чиновники МО РФ, в чьей компетенции находится обеспечение жилыми помещениями, отказывая таким гражданам в постановке на жилищный учет, обосновывают свой отказ тем, что они:

— утратили связь с армией,

— не являются действующими военнослужащими,

жилищные органы обязаны обеспечивать жильем только действующих военнослужащих, и т.д.

Суды, начиная с середины 2013 года, отказывают бывшим военнослужащим по их искам о признании нуждающимися в получении жилого помещения и в обязании жилищного органа  постановить их на учет.

Судьи считают отказы жилищных органов МО РФ соответствующими закону, мотивируя это тем, что «нормативные и правовые акты Министерства обороны Российской Федерации, в частности, Приказ МО РФ от 30.09.2010 №1280,
не предусматривают принятие органами военного управления на жилищный учет граждан, не являющихся военнослужащими».

Позиция судов такова: если  военнослужащий при наличии у них основания для получения жилого помещения не обратился с заявлением или рапортом о постановке его на учет в качестве нуждающегося, то будучи уволенным, он уже признанным быть не может.

Однако, основание, используемое судами для обоснования отказа, напрямую противоречит хотя бы тем же гарантиям, провозглашенным в законе «О статусе военнослужащих». Военный отслужил положенное, жильем нормальным не обеспечен, так как у него квартира служебная, или общежитие из которых выселить могут, и кстати, успешно выселяют. А если уволился, не проявив должного волеизъявления, то прав  лишается сразу. Автоматически и навсегда.

Определенные попытки как-то добиться справедливости были и остаются. Иногда такие споры первоначально даже разрешаются положительно. Но вышестоящие инстанции такие решения отменяют.

В целом на сегодняшний день все они терпят неудачу именно через эти формулировки: «Во время службы нуждающимся не признавался; документов, подтверждающих постановку на жилищный учет, не представил; до исключения из списков личного состава воинской части с просьбой о постановке его на жилищный учет к полномочным на то жилищным органам не обращался».

В последние годы Верховный суд РФ  постоянно преподносит нам сюрпризы, изменяя казалось бы уже неизменные и  устоявшиеся во времени сложившееся толкование по применению тех или иных правовых норм

Не обошла  эта тенденция и описанную  выше проблему.

Недавно, судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ  выносит определение, в котором, анализируя приведенные выше аналогичные обстоятельства, делает совершенно противоположные выводы, диаметрально изменив прежние представления по практике разрешения подобных дел.

Определение судебной коллегии по административным делам Верховного суда РФ от 27 июня 2018 года.

Гражданин Марченко А.В. обращается в районный суд с административным иском о признании незаконным решения территориального отделения города Улан-Удэ ФГКУ «Востокрегионжилье», которым ему отказано в постановке на учет в качестве нуждающегося в жилых помещениях, предоставляемых по договору социального найма.

Марченко А.В. досрочно уволен с военной службы с зачислением в запас в связи с организационно-штатными мероприятиями,  с 31 марта 2013 года исключен из списков личного состава; выслуга лет в Вооруженных Силах: календарная — 28 лет 4 месяца, в льготном исчислении — 52 года 6 месяцев; является участником ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС; обеспечен служебным жилым помещением по установленным нормам действующего законодательства.

Октябрьским районным судом  г. Улан-Удэ Республики Бурятия административный иск удовлетворен, оспариваемое решение признано незаконным и подлежащим отмене.

Апелляционным определением судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Республики Бурятия от 16 января 2017 года решение районного суда отменено и принято новое решение об отказе в удовлетворении административного иска.

Мотивировка отказа:

Марченко А.В. на момент обращения в ФГКУ «Востокрегионжилье» с заявлением о постановке на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении, предоставляемом по договору социального найма, военнослужащим уже не являлся и, следовательно, не подлежал постановке на соответствующий учет.

В период прохождения военной службы Марченко А.В. нуждающимся в жилом помещении в установленном порядке не признавался, на учете нуждающихся в жилых помещениях в органах Министерства обороны Российской Федерации не состоял. Поэтому решение жилищного вопроса заявителя не входит в компетенцию Министерства обороны РФ.

Как видим, мотивы отмены решения районного суда, на которые ссылается апелляционный суд, полностью совпадают с приведенными выше.

Только в этот раз Судебная коллегия по административным делам Верховного суда РФ с выводами суда апелляционной инстанции не согласилась, оценив обстоятельства дела иным образом.

1. Содержание норм федерального закона «О статусе военнослужащих» указывает на то, что реализация права на жилище военнослужащих, заключивших контракт о прохождении военной службы до 1 января 1998 года, осуществляется путем предоставления за счет федерального органа власти, в котором предусмотрена военная служба, жилых помещений в период военной службы с оставлением им этого жилья при увольнении с военной службы или с условием его сдачи для последующего обеспечения жильем по избранному месту жительства.

Кроме того,согласно п. 1 Правил признания нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих — граждан РФ, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 29 июня 2011 года № 512, признание нуждающимися в жилых помещениях военнослужащих — граждан РФ, указанных в абзацах третьем и двенадцатом п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих», осуществляется по основаниям, предусмотренным ст. 51 Жилищного кодекса РФ, уполномоченными органами федеральных органов исполнительной власти и федеральных государственных органов, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба.

Изложенное свидетельствует о том, что при увольнении Марченко А.В. с военной службы подлежал рассмотрению вопрос о том, является ли административный истец нуждающимся в улучшении жилищных условий по избранному месту жительства.

2. На момент увольнения со службы Марченко А.В. был обеспечен только служебным жильем, из которого в дальнейшем выселен по решению суда.

Материалы административного дела не содержат сведений о том, что административный истец и члены его семьи, в отношении которых принято оспариваемое решение ФГКУ «Востокрегионжилье», имеют в собственности либо на другом праве какие-либо иные жилые помещения; не представлено соответствующих доказательств и административным ответчиком.

Суд первой инстанции установил, что заявителем в ФГКУ «Востокрегионжилье» представлены все документы, перечисленные в приказе Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2010 года № 1280 «О предоставлении военнослужащим Вооруженных Сил Российской Федерации жилых помещений по договору социального найма и служебных жилых помещений».

Отменяя решение суда и признавая законным оспариваемое решение, суд апелляционной инстанции указал, что Марченко А.В. уволен с военной службы в 2013 году и предусмотренные Федеральным законом «О статусе военнослужащих» гарантии в жилищной сфере на него не распространяются.

Однако вопрос о признании нуждающимся в жилом помещении по договору социального найма как лица, находящегося в запасе и не обеспеченного жильем, административным истцом не ставился.

Марченко А.В. ссылался на неправомерное увольнение его с военной службы без предоставления жилья и без принятия решения о признании его нуждающимся в предоставлении жилого помещения. Фактически заявитель просит признать его нуждающимся в жилом помещении, предоставляемом по договору социального найма как военнослужащего, подлежащего увольнению, так как именно в этот период его права и были нарушены, а не как гражданина, находящегося в запасе.

Само по себе увольнение с военной службы не может служить основанием для лишения военнослужащего права на жилище, гарантированного статьей 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих».

Кроме того, вопросы нуждаемости в предоставлении жилых помещений для военнослужащих, которые подлежат увольнению в связи с организационно-штатными мероприятиями, решаются не органами местного самоуправления, а специализированными организациями Министерства обороны Российской Федерации.

Из изложенного вытекают два вывода:

  1. Соблюдение жилищных прав военнослужащих является обязанностью органов военного управления, а не только исключительно личной проблемой самого военнослужащего.
  2. Увольнение военнослужащего и исключение его из списков части не освобождает уполномоченные органы жилищного обеспечения МО РФ от обязанности обеспечить военнослужащего и членов его семьи жилым помещением при условии, что для признания нуждающимся в получении жилого помещения имеются все предусмотренные законом основания, если даже гражданин обратился с заявлением уже после его исключения из списков части.

Все перечисленные выше аргументы, на которые прежде ссылались жилищные органы, не могут теперь иметь юридического значения, и следовательно,  не могут быть положены в основу отказного решения суда.

Теперь у граждан, оказавшихся в аналогичной ситуации, и уже утративших надежду,  наконец появилась возможность реализовать заслуженное ими право на достойное жилье, которого они до этого были лишены.